>

История - Узорный хоровод - Грайворонский кривой танок

Перейти к контенту

Главное меню:

История


ГРАЙВОРОНСКИЕ «КРИВЫЕ ТАНКИ»
Оппозиция танков и карагодов в традиции
Курско – Белгородского региона.

Яркая и самобытная культура Белгородско-Курского региона привлекала и привлекает внимание исследователей на протяжении многих десятилетий. В данном регионе выделяется локальная традиция, которая охватывает несколько южных районов Курской области (Суджанский, Беловский, Обоянский, Больше-Солдатский, а также северо-западные районы Белгородской области – Ивнянский, Ракитянский, частично Прохоровский, Борисовский и Грайворонский), которые ранее входили в состав Курской губернии. Одной из важнейших характеристик локальной традиции становится сложившаяся в ней система жанров, их внутренняя иерархия, которая относится к древним традициям вторичного формирования. Сложные процессы заселения Курского края в 16-17 веках привели к тому, что на одной территории встретились переселенцы из разных мест, относящихся к коренным территориям поселения восточных славян. Танки, несущие функцию календарного обрядового действа, дольше сохраняли свою специфику, сопротивлялись тенденциям консолидации разрозненных переселенцев в единую традицию. Та же ситуация прослеживается и в другом жанре календарной приуроченности – новогодних поздравительных песнях (колядках, щедровках), которые даже в соседних селах могут иметь разный текст и напев.
Для исследователей, занимающихся изучением местных форм традиционной культуры, стало нормой рассматривать локальные традиции в их географических границах, выделяя целый ряд характеризующих их признаков, по которым выделяется локальная традиция. Рассматривая локальную традицию Грайворонские «кривые танки», дадим понятие терминам «традиция», «кривой» и «танок».
ТРАДИЦИЯ – законы окружающей среды. Народ формировал свою обрядность и праздники во все века, подчиняясь этим законам природы, а также условиям социальных и экономических отношений.
ТРАДИЦИЯ – является памятником национальной культуры, показателями высокой духовности наших предков. "Путь энергии Света" - так о традициях говорили предки.
ТРАДИЦИЯ – это результат самонастраивающейся системы, гибко реагирующей на все изменения в природе, в обществе.
Замечено, что с течением веков некоторые традиции отмирают под воздействием просвещения, науки, новой товарно – потребительской культуры, новой религии, новых трудовых праздников.

Термин «КРИВОЙ» - непрямолинейный, идущий не по прямой черте.
Кривой – уклонившийся от прямой черты, гнутый, лучковый, излучистый.
(словарь В.И. Даль)

«Танки» – это хороводы преимущественно плясового характера с развитыми хореографическими построениями и множеством фигур. При этом все исследователи отмечают существенный признак отличия танков от карагодов: танки исполняются только под пение, карагоды часто сопровождаются не только пением, но и инструментальной музыкой.
В Грайворонском районе о происхождении слова "танок" существует две версии. Первая говорит о том, что слово "танок" связано со словом "танец", другая с русским словом "тын" (плетень), "тынок" — ряд кольев, перепле­тенных хворостом, который напоминает ряд певцов, взявшихся за руки.
Так, для В.М. Щурова, автора монографии «Южнорусская песенная традиция», термины «хоровод», «танок», «пляска» являются синонимами и при употреблении не дифференцируются: «Место календарных обрядовых в данном районе прочно заняли сезонные хороводные («карагодные») и их особая разновидность – «таночные» песни», или «…чередовались хороводные игры и пляски…». Ту же тенденцию мы видим в монографии И.Н. Карачарова: «В белгородской традиции основными формами бытования хороводно - плясовых песен являются танки и карагоды». Разграничить значение терминов «танок» и «карагод» применительно к курской традиции пыталась еще А.В.Руднева в своем капитальном труде «Курские танки и карагоды: «Танки – это хороводы преимущественно плясового характера с развитыми хореографическими построениями и множеством фигур.. Такое же разграничение между танками и карагодами на основе хореографии делает И.И. Веретенников. При этом все исследователи отмечают существенный признак отличия танков от карагодов: танки исполняются только под пение, карагоды часто сопровождаются не только пением, но и инструментальной музыкой. Трудности в жанровой дифференциации танков и карагодов, в выделении в них классификационных признаков связаны с тем, что они представляют собой синтетическое явление, сочетающее в себе несколько видов искусств: музыку, поэзию, хореографию. Как справедливо отмечал Е.В. Гиппиус, «…во всех случаях, когда музыкально-фольклорное произведение сочетает различные виды искусства (музыку и поэзию, музыку и танец), важно помнить, что в каждом таком случае мы имеем дело не с однородными явлениями, а с пересечением двух оппозиционных структур, все формы координации которых основываются на принципе единства противоположностей».

Основные принципы построения таночных композиций

Отличительным признаком местной традиции является чрезвычайно развитая хореографическая культура, которая реализуется в двух традиционных жанрах: танок и хоровод (в местном произношении «карагод»). Ограничимся в данной статье перечислением основных принципов построения таночных композиций: Орнаментальные танки колонной или двумя колоннами с мотивами завивания, заплетания, виляния - «кривой танок» и ему подобные. Танок в отличие от карагода водят, его основная идея – перемещение в пространстве, имеющее определенную конечную цель. Чаще всего это движение к месту карагода (гуляния). Реже танок – это круговое движение на месте. В танке участники движутся согласованно, взявшись за руки или пояса, рушники, платки. Карагод всегда водят против солнца, круговой танок – по солнцу. Обращает на себя иерархичность участников танков и карагодов, которая также различна. В «кривом» танке (а также в танках «вилёк», «ворота», «капуста», «змейка») всегда выделяются ведущие («танководники, «танководницы», «хазуны») и ведомые. Вожатый выделялся из всей остальной группы участников танка, получал статус «ритуального специалиста»: от него требовалось умение «вести» танок, организовать его пространственное воплощение. Этот особый статус часто подчеркивался и половозрастными отличиями: танководниками были, как правило, мужчины, зачастую пожилые; участницами танка – исключительно девушки брачного возраста и молодки, еще не родившие детей.
Грайворонский таночный шаг резко отличается от других хороводных шагов других районов и областей. Здесь суще­ствует композиция так называе­мых "кривых танков". "Кривой танок в одну улицу" Все участники берутся за руки и ведущий — "хозун" ведет всех за собой. "Кривой танок в две улицы". Во время движения две "улицы" переплетаются между собой, чем сложнее "хозуны" будут заводить свою "улицу", тем красивее будет рисунок. "Кривой танок в три улицы" Это движение в три "улицы". "Улицы" не только могут переплетаться между собой, но и проходить под соединенными руками участников. Танок "Капуста". Движение этого танка похоже на движение по спирали. Уча­стники берутся за руки, соединяясь в одну линию. Ведущий танка посте­пенно закручивает всех участников на круговую спираль - "капу­сту". Затем он проходит под руками последних участников и начи­нает раскручивать этот танок. Возможна закрутка нескольких "улиц" одновременно.
Грайворонские танки в исследуемой локальной традиции преимущественно отличается своей уникальностью т неповторимостью в названии, в композиционных построениях, в музыкально – поэтической структуре на основе главного закона природы единства противоположностей. Единства – на основе хореографической лексики и музыкально – поэтической структуры, где смыслонесущие слова произносятся в синхронном ритме хороводного движения. Звуковысотное строение строится на основе узкообъёмных ладов с квартой ( вариантная гетерофония), характерная для Грайворонского района. Противоположность демонстрируется в «кривых танках» разительным отличием на уровне композиций. В основе которой лежит индивидуальное мастерство пляшущих, самостоятельность действий, почти полная независимость плясунов, плясуньи или пары солистов от других пляшущих.

Оппозиция танков и кагагодов

Оппозиция танков и карагодов проявляется и в их календарной приуроченности, что неоднократно отмечалось исследователями. Карагоды оформляют все значительные праздники в течение года, за исключением времени Великого поста, принимая вид массового, поистине всенародного гуляния в дни великих праздников (среди них выделяются, прежде всего, Рождество, Крещение, Троица) и престольных праздников, которых в каждом селе было, как правило, два. Время исполнения танков, напротив, ограничено в календаре. Крайними точками их вождения в отдельных случаях являются Масленица, Троица. Но наиболее часто упоминаются «разрешенные» дни Великого поста – Благовещение и Вербное Воскресенье, иногда воскресные дни с 3-ей недели поста. Это время вождения «постовых», или «говеенских» танков. Другой период, изобилующий упоминаниями о вождении танков – пасхальная неделя, как правило, не с первого, а со второго дня после Пасхи. В тех селах, где начало вождения танков было приурочено к Пасхе, они длились до Красной горки или до «маргосок» - Дня жен-мироносиц, 2-го воскресенья после Пасхи. Концентрация танков в этом периоде календаря говорит об их особой обрядовой функции – они являлись знаком ранневесеннего периода, который ощущался как время перехода к новому аграрному циклу. То, что в основе приуроченности исполнения танков первоначально лежала ориентация не на церковные праздники, а на природные приметы, видно из частых определений вроде «танки водють – как тольки земля чуть падсохня».
В противопоставлении двух жанров значимо становится не только годовое время, но и суточное. Танки водили всегда в светлое время суток – по неоднократным упоминаниям, «днём, после обедни». Время гуляния даже обретало внутреннее членение и соответствующее ему поведение участников: днём в танок одевали самый лучший наряд, чтобы «показать себя во всей красе», а с наступлением сумерек его меняли на «одежу попроще», так как в темноте внешний вид был менее важен, а дорогой наряд следовало беречь.
Бытование танков только в ранневесенний период, участие в них особо выделенной социо - возрастной группы – девушек и «молодаек" – говорит об обрядовом происхождении этого хореографического жанра. Танки, несущие функцию календарного обрядового действа, дольше сохраняли свою специфику, сопротивлялись тенденциям консолидации разрозненных переселенцев в единую традицию.

Подведем некоторые итоги

1. Танок и карагод в традиционной культуре Курско - Белгородского пограничья по многим параметрам противопоставлены друг другу, сохраняя единство лишь на уровне общей хореографической лексики и музыкально-поэтической структуры. Все различия в композиции и формах бытования двух жанров обусловлены их функциями в культуре. Выполняя эти различные функции, они существуют как дополняющие друг друга в системе жанры. Бытование танков только в ранневесенний период, участие в них особо выделенной социо - возрастной группы – девушек и «молодаек» – говорит об обрядовом происхождении этого хореографического жанра. Обилие форм реализации танков в пределах одной традиции объясняется тем, что традиция курско-белгородского пограничья относится к традициям вторичного формирования.

2. Отличительные особенности Грайворонского «КРИВОГО ТАНКА»

Уникальность. Орнаментальность композиционных построений, отличительная хореографическая лексика, музыкально – поэтическая структура.
Неповторимость. Локальная традиция танков, основанная на самонастраивающей системе бытования.
Консолидарность. Консолидация является централизующим компонентом системы. Отсюда стремление к объединению всех групп населения в таночных гуляниях.
Солидарность. В «кривых танках» всегда присутствует чёткая иерархичность участников, где всегда выделяются ведущие и ведомые, они получают статус «ритуального специалиста». Все равны по статусу и сохраняется индивидуальность каждого.
Согласованность. Движение участников в танках согласованное. Перемещаясь в пространстве, ведомые участники водят танок, приближая его к определённой конечной цели.

Выводы.
Сохранение и внедрение самобытных форм традиционной культуры (в частности бытовую хореографическую пластику),
- даст колоссальный толчок в плане формирования гражданского самосознания;
- даст возможность вменить в творческие и учебные процессы самобытный местный материал;
- даст возможность применения экологических форм досуговой деятельности;
- даст возможность созданию творческих мастерских по производству стилизованной национальной одежды для участия в массовых таночных гуляниях, карнавалах;
- даст возможность производства массового продукта, с применением брендового знака на любом товаре, сувенире, продукции;
- даст возможность расширению новых рабочих мест, дополнительному доходу за счёт привлечения туристов, гостей и делегаций в район т. д.

Предложения
На примере всего лишь одного жанрового вида традиционной культуры, мы видим, как не современно и не экологично мы руководим процессами жизнедеятельности общества. Должны ли изменяться и приспосабливаться к прогрессу вечные нравственные ценности? Нет. Это процесс должен приспосабливаться к нравственным законам, чтобы не уничтожить всё живое.
Почему не учитываются духовно – нравственные критерии? И почему люди, жившие в низшей формации, были в духовно – нравственном плане выше людей последующих формаций? Понятие Культура – Возделывание. Мы же имеем факт разрушительного действия. Кто мешает хореографам записывать местную лексику и на их основе ставить сценические композиции? Что движет культработниками, когда они денно и нощно крутят иностранную музыку? Деятельность коллективов оценивается приближением к профессионализму, а деятельность музыкальных школ нацелена на подготовку абитуриентов в специальные учебные заведения, но не на бытовое творчество.
А если культура не устроена, то имеем ли мы передовую науку и образование? Почему раньше много пели. В Японии урок пения – семь раз в неделю. На перерывах массовое пение. У каждого карманные сборники. Знаем ли мы, знает ли Министерство образования и культуры, что пение, танец, игра – это такие же органы жизни, как глаза, руки, ноги? Лишив детей художественного самовыражения, совершается тяжкое преступление.
Все говорят о праве выбора человеком религии, идеологии и т. д. Но при этом не говорят, что выбор зависит от информированности человека. Даётся одна информация и отбирается другая. О каком выборе идёт речь? Знает ли человек, чем оборачивается для него утеря национальности, рода, племени? Этого нет в учебных программах, молчат СМИ, телевидение. Ребёнок оценивается по знанию программного материала, мало применимого в жизни. Значит с детства мы формируем условия для криминальной среды.
И в настоящее время национальные традиции, информация взяты под контроль. Это носит форму рыночных механизмов. Происходит массовая торговля «Духовным товаром. Но современно ли это? Современно ли разрушать связь времён, поколений во всех сферах духовной и материальной жизни? Современность нужно понимать в другом, в экологическом плане. Встать на традиционно – экологический путь жизни природа всё равно заставит человека, но сколько ещё горя и страданий перенесу люди, пока в массовом сознании восстановится традиционно – экологическое мировоззрение.
Мы не можем отрицать то, что материально – денежные ресурсы бесполезны в формировании культуры общества. Ведь рост преступности, наркомании, СПИДа и т. д. всё больше говорят о неэффективности использования средств, вкладываемых в образование, культуру, информацию. И как бы не увеличивались эти вложения, улучшения социально – экологического климата не может произойти, пока не будут решены фундаментальные вопросы;

1. Формирование во всех слоях и в первую очередь в управленческом аппарате Гражданского сознания.
2. Создание структурного подразделения, отвечающего за традиционную культуру. Ведь никогда, на протяжении многих лет этот вопрос никогда не ставился на государственном уровне.
3. Внедрение массового художественного воспитания населения.
4. Изменение нормативной и законодательной базы культурных и общеобразовательных учреждений, с акцентом на сохранение национальных ценностей. Культура и образование уже давно не отвечают не только своему названию, но и внутреннему содержанию. Направить деятельность на профильную направленность, на бытовое творчество и на гармоническое объединение теории и практики.
5. Гласность и прозрачность для всего общества расходования денежных средств

Алиханова Е.В.

________________________
Литература:
1. Веретенников И.И. Белгородские карагоды. Белгород,
«Везелица», 1993.
2. Гиппиус Е.В. Общетеоретический взгляд на проблему
каталогизации народных мелодий.//Актуальные проблемы
современной фольклористики. Сб. статей и материалов.Сост.
В.Е. Гусев. Л., Музыка, 1980. С.23-36
3. Гиппиус Е.В.. Проблемы ареального исследования
традиционной русской песни в областях украинского и
белорусского пограничья.//Традиционное народное музыкальное
искусство и современность (вопросы типологии). М., ГМПИ им.
Гнесиных, 1982.С. 1-13.
4. Карачаров И.Н. Песенная традиция бассейна реки Псел.
Белгородско-Курское пограничье. Белгород, 2004
5. Рогачевская Е.М. О русском хороводном творчестве.//
Актуальные проблемы современной фольклористики. Сб. статей
и материалов.Сост. В.Е. Гусев. Л., «Музыка», 1980. С.119-130.
6. Руднева А.В. Курские танки и карагоды. М., «Советский
композитор», 1975.
7. Сысоева Г.Я. Локальные стили в южнорусской песенной
традиции // Духовное наследие русской национальной культуры.
Материалы научно-практической конференции. Курск, 1998,
С.8-12.
8. Щуров В.М. Южнорусская песенная традиция. М., «Советский
композитор», 1987.__

 
 
 
Яндекс.Метрика
return_links(3); ?>
Назад к содержимому | Назад к главному меню